.


-Руслан Джангобеков: Главное для меня в работе - знать, что в моем наряде женщина чувствует себя королевой


Руслан Джангобеков: "Главное для меня в работе - знать, что в моем наряде женщина чувствует себя королевой"

Он мечтал стать музыкантом, потому увлекался музыкой и довольно прилично играл на фортепиано. Но судьба распорядилась по-своему: его творческие задатки ярко проявились в другой области - в мире моды, куда пришел после долгих исканий себя. Таким образом, хобби превратилось в дело жизни. И сейчас в Ужгороде немногие из тех, что проявляют интерес к хорошему изысканному наряду, не знает Руслана Джангобекова. Немало внимания уделили ему и средства массовой информации: публичность - хочется того или нет - тоже талант творческих людей. Однако такая известность его никоим образом не тревожит, говорит наш гость. Для него важно признание того, что он делает, чем живет и почему отдается сполна.

Елена МАКАРА, Ужгород gazeta-uzhgorod.com/

- Руслан, со времени нашего последнего интервью прошло 4 года. Что изменилось за это время в твоей жизни и работе? Чем занимаешься сейчас?

- Каких-то кардинальных изменений не произошло. Так же помогаю женщинам создавать свой неповторимый образ и так же высшей наградой за это для меня их восторженные отзывы. Вместе совершенствую мастерство и расширяю клиентуру. Ко мне наведываются заказчицы со всего Закарпатья и даже из-за рубежа.

- Как они о тебе узнали?

- Кому в руки попал буклет, кто нашел мой сайт-визитку в Интернете. А создал их, будучи твердо убежденным, что людям надо помочь получить нужную информацию. Многие не знают, как меня найти, то таким образом я сообщаю о себе. За меня говорят мои работы, мои платья, поэтому, увидев их, женщины решают, подходит им это или нет. В нашем бизнесе что важно? Найти своего клиента, а клиенту - своего мастера. В Ужгороде немало хороших ателье и мастеров, но каждый заказчик ищет того, кто даст ему то, чего он хочет.

- А изменился за эти годы твой клиент?

- Нет. Это все те же женщины, которые любят качественную, изысканную одежду.

- Что для тебя в них наиболее ценное?

- Мозги. Для меня это самая привлекательная часть женского тела. Мне легко с умными женщинами работать и общаться.

- 4 года назад ты только начинал шить для выпускниц. Тебе все еще это интересно?

- Да. И одновременно сложно. В этом году пришлось даже отказать нескольким, потому приходили с идеями, которые поражали своей абсурдностью. А убедить их подумать о другом было невозможно. Моя одежда является моей рекламой. И если я создам нечто неуклюжее или неуместно, то лишь дискредитирует себя.

- Тебе недавно пришлось сдавать своего рода экзамен - шить выпускное платье для собственной дочери. Кстати, наверное, многие удивятся: у Руслана взрослая дочь ... Расскажи немного о ней.

- Кристине 17 лет. Она с мамой живет в Львове. Недавно окончила тамошнюю школу с золотой медалью, кстати, единственная девушка из выпуска. Кроме того, дочь - кандидат в мастера спорта по бадминтону, пишет стихи. Как и большинство выпускников, собирается поступать в ВУЗ. Но поскольку неизвестно, куда удастся попасть на госзаказ, документы подала сразу в несколько вузов. Я искренне надеюсь, что у нее все сложится наилучшим образом, потому что она у меня умничка.

- Как вам работалось над созданием выпускного наряда?

- Тяжело. Мне хотелось сделать красивое из того, что удавалось до сих пор. А дочь не представляла себе, чего она хочет. Я думал где-то полгода, перебрал кучу вариантов. Но однажды, когда мы в очередной раз разговаривали по телефону, она говорит: "Я хочу сочетание двух цветов: желтого и фиолетового". Этим она мне облегчила задачу. Я добавил еще третий цвет - сиреневый. Думаю, получилось красиво, во всяком случае, все на один голос говорили, что это действительно так. Довольна была и Кристина. Она и действительно в этом платье была непревзойденной.

Знаешь, меня всегда утешало, когда родители после выпускного звонили мне и говорили: "Моя дочь оказалась красивой". Причем так высказывалась каждая мама. А понял их только сейчас, когда увидел, что моя дочь красивая ...

- Какие ощущения имел, стоя рядом с ней?

- Меня буквально распирало от гордости. Особенно оттого, что она единственная девушка-медалистка.

- Не жалел, что не был активным участником ее воспитания?

- Бывало. Конечно, дети не виноваты, что отношения между родителями не сложились. Но я не сторонник того, что есть смысл ради них хранить агонизирующую семью. И с высоты нынешнего опыта убедился: не стоит этого делать, потому что страдают все. Моя жена выложилась полностью, и я ей безмерно благодарен за то, как она воспитала дочь. Возможно, если бы мы продолжали жить вместе, превратились бы в психические руины, и ребенок был бы несчастен. А так у нас прекрасные отношения и с женой и с дочкой.

- Кстати, как складывались отношения с дочерью?

- Очень легко. Естественно.

- Как она воспринимает то, чем ты занимаешься?

- С интересом. Регулярно заходит на мой сайт, просматривает новые модели и сообщает о впечатлениях.

- Сама не проявляла желания присоединиться?

- Нет. Никогда не замечал в ней склонности к этому делу.

- А в себе когда заметил тягу к созданию одежды?

- Когда женился. Хотелось одевать любимую женщину, привносить что-то новое, интересное в ее внешний вид.

- Помнишь свой первый изделие?

- Это было бархатное платье, которое я сшил для вечеринки. Тогда она вызвала всеобщее восхищение присутствующих. И я был горд, что создал такую вещь. А когда со временем она попала мне на глаза, я сказал ее владелице: "Спрячь и никому не говори, что это шил я".

- Что в ней было не так?

- Скажем, она была выполнена не по правилам.

- А где ты узнал, как именно правильно, - специального же образования нет?

- Способности либо есть, либо их нет; все остальное - дело техники. Коко Шанель, которая, кстати, не имела специального образования, говорила, что отсутствие такового помогала ей самостоятельно доходить к тем вещам, которые впоследствии влияли на дальнейшее развитие моды. Так и я многое постигал сам. Первой моей учительницей была мама. Она экономист по образованию, однако, шьет всю жизнь, а я из любопытства помогал ей. Наверное, это у нас семейное - по маминой линии у нас в роду все сапожники. Впоследствии начал брать уроки у старых ужгородских мастеров. Перелопачивал кучу специальной литературы, получал информацию из всех возможных источников: телевидение, журналы, Интернет. Поэтому имел возможность убедиться в правильности высказывания, которое нам приводили в университете: "Высшее образование дает лишь общее развитие и умение пользоваться литературой" ... А самое главное в нашем деле - практика, когда доводишь до виртуозности свое мастерство.

- Думал ли ты, что твое увлечение превратится в дело жизни?

- Никогда. Правда, не планировал быть и филологом. Поэтому решил получить второе образование и поступил на экономический факультет, а после начал работать в банке. Но в конце 90-х во время кризиса попал под сокращение и 2 года пытался реализовать себя. Поехал даже в Киев. Депрессия тех лет заставила многих искать себя в новой роли. Для меня это были тяжелые времена. А однажды приятельница, владелица магазина тканей, узнав, что я в поиске, сказала: "Сядь и шей". Эти слова стали пусковым моментом. Я сел и начал шить.

- Получается, шитье стало спасением?

- Это был тот спасательный круг, что в дальнейшем оказался шикарным лайнером. Сначала я шил дома для нескольких знакомых, и довольно быстро начал обрастать клиентами.

- Твои первые клиенты, заказывая вещи, предлагали собственный вариант или были твои идеи?

- Так случилось, что я сразу начал предлагать собственное видение, и заказчицы, еще не зная меня, доверялись моему вкусу.

- Не было это авантюризмом с твоей стороны?

- Отнюдь.

- И все получалось? А как с испорченными изделиями?

- Были такие, правда, крайне редко. Сейчас у меня ощутимо больше вещей, которые я бросаю в корзину.

- Чем это объяснишь?

- Высокой требовательностью к самому себе. Если вещь мне не нравится, я не буду продолжать работать над ней. В таких случаях говорю клиентке, что бы новое шить из другого материала. И хотя это мои материальные затраты, я на них не обращаю, потому что главное для меня, чтобы у женщины сияли глаза, чтобы я услышал, что в моем наряде она чувствует себя королевой.

- Тебе приходилось шить и для мужчин?

- Буквально несколько вещей. И отказался, поскольку мне это неинтересно. По моему убеждению, в мужской моде негде развернуться. Она очень узкая в плане выбора каких-то художественных приемов. Я не сделаю мужской пиджак с драпировкой. А женский - да, а еще с вышивкой или другими элементами декора.

- Каждым своим изделием ты пытаешься создать праздник. Такую вещь ежедневно не оденешь.

- Есть такое. Но поскольку праздников у нас меньше чем будней, то в моем багаже много моделей одежды на каждый день. Её ведь тоже можно сделать с изюминкой. И каждый раз пытаюсь найти новую идею.

- Идеи откуда?

- Отовсюду: кино, журналы, телевидение, женщина, идущая навстречу.

- Насколько важно в твоей работе отслеживать тенденции моды?

- Немаловажно, чтобы, как говорится, "быть в струе". Я в курсе происходящего в мире моды, однако, никогда не превращался в адепта гламурного шовинизма. Люблю классику.

Быть модным в самом деле очень легко. Для этого только нужны деньги. Едешь за границу или в Киев, в бутиках оставляешь значительную сумму и покупаешь модные наряды. Другое дело, насколько это красиво, органично и к месту. Для меня главный критерий - это должно быть красиво, даже если и не ультрамодно.

- Кто твои кумиры в мире моды?

- Ив Сен Лоран, Кристиан Диор, Коко Шанель. Это люди, которые много лет назад создали моду, которая актуальна и сегодня. Она вне времени. Мне нравится этот подход, и я его успешно воплощаю в своей работе.

- Трудно придумывать вещи на все времена?

- Нет. У меня это получается само собой. Возможно, поэтому я их и делаю.

- Что лучше всего удается?

- Костюмы и вечерние платья.

- Ты создаешь их на основе определенных силуэтов или каждый раз это что-то новое?

- Бывает по-разному. Порой раскручиваю одну тему, довожу ее до совершенства, откладываю и берусь за другую. Но имею вещи, которые остаются со мной все эти годы.

- Есть универсальные модели, такие, что подходят всем женщинам?

- Скорее так: они не подходят единицам. Таким нужен другой подход.

- Как ты научился такого видения?

- Это то, что нам дано свыше.

- Какие вещи считаешь своими удачными созданиями?

- Те, что нравятся всем и чаще всего у меня заказывают. Например, костюмы с необычными архитектурными воротами. Они стали своего рода моей визиткой.

- Не имеешь в этой связи опасения, что в одном обществе встретятся две женщины в одинаковых нарядах, сшитом тобой?

- Пока не знаю ни об одном таком случае. Мне даже было бы интересно, если бы возникла такая ситуация. Впрочем, сначала именно этого и боялся. Но с годами пересмотрел этот свой страх: это же не запуск в тираж, скорее, мой почерк. Вот, например, костюм от Шанель на протяжении многих десятилетий не претерпел никаких изменений. У него лишь вносятся новые элементы декора. К тому же совершенно одинаковых двух вещей быть не может. Обязательно они отличаются по цвету, тканью, аксессуарами, конструктивными деталями.

- Какие из них используешь чаще всего?

- Те же архитектурные объемные воротники. А еще банты - их "лепил" бы повсюду. С помощью этого легкого и непринужденного акцента можно подчеркнуть изящество шеи, груди, талии; благодаря нему одежда "шалит". Цветы придают нежности, женственности, нарядности. Разнообразные шляпки создают загадочность образа. А все это делает женщину неповторимой.

- Какой в идеале ее видишь?

- Она должна быть Женщиной. И нарядом я пытаюсь помочь ей проявить это.

- А что для тебя является признаком безвкусицы?

- Одежда, неуместная для определенных ситуаций, места и времени. Например, женщина в 10 утра в черном гипюре - это бессмысленно и пошло.

- Как реагируешь на клиенток с плохим вкусом?

- Я его или корректирую, или же они не становятся моими клиентками.

- Что делаешь с теми заказчицами, которые даже несмотря на твое видение, что изделие им не подойдет, настаивают на своем?

- Раньше я отказывался шить. Теперь даю им возможность убедиться в моей правоте воочию: шью. А потом слышу: "Ты был прав. Делаем, по-твоему ".

- А если не говорит, потому что ей вещь нравится?

- Если она чувствует себя в ней королевой, значит, я угодил ей. И скорее это исключение, чем правило.

- Появились ли среди твоих изделий свадебные платья?

- Было несколько. Брался за них из любопытства. Получилось очень красиво, и клиенткам понравилось. И хотя увидел, что могу делать и это, в дальнейшем не буду шить для невест. Уверен: свадебный наряд - отдельная сфера в портняжной деле, и ею должны заниматься люди, которые на этом специализируются.

- А как насчет верхней одежды?

- Без проблем. Охотно шью как костюмы, так и пальто и плащи.

- Что бы еще хотел опробовать?

- Кожу. Имею определенные идеи и со временем дойду и до этого.

- Мы много говорили об одежде, которую ты создаешь. А какова любимая вещь в твоем гардеробе?

- Такой нет. У меня разнообразный гардероб. Это могут быть и джинсы, и то рваные-драные, и сдержанные. То, во что я одет, зависит от настроения. Я не зацикливаюсь на собственном внешнем виде. Как чувствую, так и делаю. Мне хочется сегодня иметь простой вид, могу выйти в шортах и шлепанцах. Когда какие-либо встречи, одеваюсь соответственно случаю.

- А для женщин такой подход приемлем?

- Думаю, да. Однако, как человек творческий, я могу допустить каких-то вольностей во внешнем виде, то, говоря о женщине, надо отталкиваться от образа ее жизни и работы. Сейчас во многих фирмах принят дресс-код. Однако, даже самые серьезные из них, допускают свободный-день в пятницу, когда можно приходить на службу в свободной одежде. Очевидно, с точки зрения психологии человеку необходима некая разрядка, какое-то послабление, потому одежда - та же кожа, его мы идентифицируем с собой. Если постоянно надеваем строгие вещи, то соответственно и чувствуем себя сдержанно и в некотором напряжении. Человек устает от такого режима.

- Ты принадлежишь к тем ужгородцам, которых узнают. Как относишься к такой узнаваемости?

- Очень спокойно. Я не собираю реакцию публики. А узнаваемость чувствую разве в том, что время ко мне на улице подходят женщины и просят телефон ателье. Как правило, это делают довольно смелые и уверенные в себе личности. Самодостаточные и умные. А это и есть мои женщины. Так, когда ко мне пришла Оля Дикун, которая впоследствии стала лицом марки Руслана Джангобекова. Со многими клиентками у меня устанавливаются дружеские отношения.

- Личный фактор для тебя важен?

- Да. Потому что в отношениях с заказчицами необходимо доверие, и если в процессе сотрудничества его не возникает, нечего рассчитывать на успешный результат. Поэтому когда чувствую, что у меня не получается контакта, даю понять, что мне не хотелось бы работать с такой женщиной.

- А вдруг ты ее не разглядел ...

- Если сразу есть ярко выраженный негатив, то, как правило, он никуда не денется.

- И даже если ты понимаешь, что этот человек тебе может принести хорошие деньги?

- Материальный фактор не является определяющим. За то время, которое уделяю женщине, которая меня раздражает. И от визита которой трясет все ателье, лучше сошью кому-нибудь другому.

- А вообще насколько для тебя важно собственное материальное благосостояние?

- Ровно настолько, чтобы я о нем не думал.

- Как кризис отразился на твоей работе?

- Никоим образом. У меня в марте был застой. А с началом весны появилось столько заказов, что вынужден был давать объявления о наборе портных и швей.

- Ты всегда работал на себя или имел делового партнера?

- Начинал в паре. Однако буквально через месяц увидел несостоятельность совместного бизнеса. Я убежден: совместное ведение дела - скорее исключение из правила. Поэтому стал работать сам на себя. Но со временем почувствовал, что самому не справиться с большим количеством заказов, и пригласил работников. Так появилось собственное ателье, которому уже пошел седьмой год. За это время коллектив претерпел изменения, впрочем, его костяк остался тот же.

- Ты полностью доверяешь своим сотрудникам? Удается им воплощать твой замысел?

- У нас размыта граница "шеф - исполнитель". Каждый имеет своего конька. Конечно, между нами бывают споры, но в итоге вещи получаются совершенные.

- Когда-то ты вынашивал идею о собственных показах мод. Почему она не выгорела?

- Потому что банально не хватает времени. Создание коллекции требует колоссальных усилий - материальных, временных, психологических. Но прежде времени. Для того чтобы ее сшить, надо как минимум месяца два. И тут я должен буду отодвинуть все заказы. Сомневаюсь, что мои клиентки воспримут это на ура. Я не могу пренебрегать ими.

- Ты отказался от этой затеи навсегда?

- Нет. Имею зарисовки, идеи. Просто еще не время.

- Чего еще хочешь?

- Открыть собственный бутик.

- Что с личной жизнью?

- Занятость на работе не позволяет его устроить. Сейчас связывать себя обязательствами и брать ответственность за другого человека не хочу, потому что не смог бы посвятить себя семье. Для меня приоритет - работа.

- Кроме нее, на что еще распространяется твой интерес?

- На музыку.

- Никогда не жалел, что твое стремление стать музыкантом не осуществилось?

- Жалел. Мне нравилась музыка. Но мое творческое начало оказалось в создании одежды.

- Какого таланта тебе не хватает?

- Рисования. Я хотел бы красиво рисовать. И не только модели.

- Ты доволен тем, чего достиг?

- Конечно. Я чувствую, что утвердился на определенной ступеньке и надо идти дальше. Скакать - это не мое. Я постепенно упрямо иду по жизни шаг за шагом.

- Что помогло тебе прийти к тому, что сейчас есть?

- Уверенность в правильности выбранного пути и своих действиях. А еще то, что мои идеи нашли отклик.

- А не тесновато тебе в Ужгороде? Никогда не думал уехать?

- Я нашел себя в этом городе. К тому же, как говорят американцы, не ломай то, что уже есть. Я очень осторожный человек, и хорошо подумаю, прежде чем решиться на какие-то изменения. Возможно, если бы во мне было больше авантюризма, пошел бы на какие-то радикальные шаги.

- Насколько для тебя важно одобрение?

- Очень важное. Как и для любого творческого человека.


2011-05-10 17:52:43


Новости в сети.





Обзор сети
.


.

Рекомендуем
.

Персоналии: биографии, интервью, воспоминания

Иногда ищут и такое


.